Московский Сен-Жермен
  • 06.01.2016

Московский Сен-Жермен

Личность графа Сен-Жермена в равной степени известная и таинственная. Кто был этот человек: удивительный учёный надолго опередивший своё время или талантливый мистификатор и фокусник, адепт эзотерических учений ,один из основоположников масонского учения или удачливый проходимец? Отец Павла Первого, алхимик нашедший философский камень, тонкий политик, скрипач, композитор – кем его только не называли. Даже его смерть в 1784 году окутана плотной завесой тайны.



Эпитафия на его могиле (если это, конечно его могила) гласит: Здесь покоится, тот, кто называл себя графом Сен-Жерменом и Велданом и о ком нет других сведений.



Мало кто знает, но в 20 годы двадцатого века имя Сен- Жермена неожиданно всплыло в Москве. Московского Сен-Жермена звали Всеволодом Вячеславовичем Белюстиным. Служил он в Наркомате иностранных дел, где занимался составлением обзоров зарубежных газет и журналов. Вечерами же среди ближайших друзей этот скромный работник сов учреждения становился магом и учителем, пытавшимся на советской почве возродить истинное розенкрейцерство.



Биография его такова: родился в семье армейского генерала, позднее сенатора в департаменте Правительствующего Сената. Будучи лицеистом Александровского лицея ( специальность – филолог-языковед), заинтересовался оккультизмом и астрологией. В гражданскую войну оказался в Крыму, но в Белой армии не служил и в эмиграцию не уехал, а в 1922 вернулся в Москву, где с 1924 по 1932 работал в Наркомате иностранных дел. Как бывший дворянин был уволен со службы, весной 1933-го арестован, но вскоре освобождён.



Его возвышение в оккультных кругах началось с того, что однажды ему в руки попадают работы молодого инженера путей сообщения В.Шмакова СВЯЩЕННАЯ КНИГА ТОТА и ПНЕВМОЛОГИЯ и под впечатлением прочитанного он начинает искать знакомства со Шмаковым. Шмаков собирал на своей квартире весьма примечательных людей и в мае 1923 года и на одной из таких встреч состоялось их знакомство.

У Шмакова появлялись люди самых различных характеров ,взглядов, устремлений. К нему приходили антропософы, теософы, масоны, члены Ордена тамплиеров, богоискатели, православные священники и даже сектанты. Оказавшись в таком окружении Белюстин сразу занял в нём ведущее положение. Оценив его знания в области тайноведения, Шмаков предложил молодому розенкрейцеру (каковым себя считал Белюстин) начать читать собравшимся курс арканологии (философия мистики) и вести практические занятия по кабалистике. В 1924 году Шмаков эмигрировал и Белюстин стал неофициальным главой московских розенкрейцеров. Через пару лет он организовывает московский орден неорозенкрейцеров (орионийского посвящения).



Белюстинский орден насчитывал всего 16 человек. Его члены имели разные степени посвящения и на собраниях располагались по рангам. Безусловно Белюстин был умён, образован, красив, воспитан и , если посмотреть на его фотографию сделанную в 1940 году, можно обнаружить определённое сходство с историческим Сен- Жерменом. Был ли он новой инкарнацией легендарного графа или же самим графом?





Именно на эту мысль наталкивают безграничные знания в области оккультных наук, которыми обладал этот молодой человек. Стоит учесть , что в 1926 году ему было всего27 лет. Но в кругу его единомышленников, а многие были значительно старше Белюстина по возрасту, он был непререкаемым авторитетом.

Исходя из показаний одного из членов ордена на допросе в ОГПУ, целью Белюстина было достижение астрального посвящения, то есть жизни в двух мирах – в физическом теле и одновременно в астральном плане. Если быть точнее, это было не целью, а средством. Подлинная цель состояла в овладении магических способностей древних тамплиеров.



Удивительнее всего, что органы ОГПУ не трогали Белюстина и его орионийцев- розенкрейцеров вплоть до весны 1933 года(хотя среди этих 16 человек были сексоты). Московские розенкрейцеры полагали себя защищёнными своими знаниями от людей и стихийных духов, которыми они надеялись повелевать. ОГПУ ждало своего часа и он наступил в 1933 году. Московский Сен- Жермен и все его последователи оказались на Лубянке. Большинство оказалось в лагерях , кого то отпустили домой (полагаю сексотов ).Для многих ГУЛАГ стал могилой ,некоторым посчастливилось спустя годы выйти на волю, но самая загадочная судьба ждала самого Сен – Жермена.



В 1933 году его отпускают из под ареста и он, оставив семью, уезжает в Сталинабад (нынешний Душанбе). Там он работает в педагогическом институте преподавателем английского и немецкого языков.В 1940 году его вновь арестовывают и доставляют в Москву. В это время на лубянке начали отрабатывать грандиозную провокацию против учёных –востоковедов. Их хотели превратить в шпионов различных государств маскирующихся мистическими воззрениями. Роль главного свидетеля отводилась Билюстину. Двумя другими свидетелями должны были выступить его старые знакомые по масонскому Ордену – Б.В.Астромов и С.А. Полисадов.



По началу всё шло, как и задумывали на Лубянке: составлялись протоколы, назывались имена, подшивались документы. Но в тот момент, когда Билюстин должен был явиться перед трибуналом он он отказался подписывать заведомо расстрельный протокол. Дальше произошло неслыханное для того времени: с фактами в руках он доказал сначала прокурору,а затем и военному трибуналу, почему именно он не мог быть шпионом, в особенности после своего освобождения в 1933 году.



Случилось удивительное, не реальное для того времени (и сейчас оправдаться перед судом крайне сложно , а в сороковые – просто невероятно) - его оправдали по самому страшному, расстрельному пункту обвинения.

Любопытно, но всё это время Билюстин не отрицал, что создал и возглавил Орден московских розенкрейцеров. Ему дали 10 лет лагерей.



Куда дальше забросила его судьба, какой лагерь? Освободился ли или же умер в лагере? Когда именно умер – всё это остаётся загадкой. Говоря словами оккультистов- сошёл с физического плана жизни, как это произошло с настоящим Сен –Жерменом, ни оставив после себя никаких свидетельств о своей смерти.

Что же касается его жизни и деятельности – в Москве осталось три дома, где наш Московский Сен – Жермен проводил собрания своего Ордена. Один из них дом Перцова, до сих пор стоящий неподалёку от Храма Христа Спасителя.

Возврат к списку